Понедельник, 30.01.2023, в Киеве 04:24
Приветствую Вас Гость | RSS
On-line журнал счастливых людей!

On-line жупнал счастливых людей!
Главная
Регистрация
Вход
Меню сайта

Наш опрос
Верите ли Вы в экстрасенсорные возможности некоторых людей?
1. Верю
2. Верю, но дано это единицам
3. Не верю, всему есть прагматическое объяснение
4. Отношусь скептически, но знаю конкретные случаи проявления
5. Не верю, все это вранье!
Всего ответов: 5



Погода в Киеве


гороскоп



ЯПОНЕЦ В ЗЕЛЁНОМ КИМОНО
Майкл Моргулис (США)  


Это было просто удивительно, не только для меня, но, наверное, для всех, кто это понимал. Может, и для вас, если вы это поймёте, я не говорю, разберётесь, в этом никто, мне кажется, разобраться не может. Только вот увидеть и почувствовать может, и всё, наверное. Так вот, когда я смотрел на этого японца в темно-зеленом кимоно, он начинал медленно переворачиваться и, в конце  концов, становился на голову, вернее, на свою шапочку, и после этого тихо скользил по полу. Не по самому полу, а на сантиметр над ним.  А в местах, где были  возвышенности, японец не скользил, чтобы не столкнуться, не удариться головой.  Вот, там стояли два маленьких соломенных стула, он к ним приближался, но останавливался рядом. А потом, опять начинал своё кружение в обратную сторону, или в какую-нибудь другую сторону. Когда заходили другие люди, он плавно, не как Ванька-встанька, а именно плавно, переворачивался снова на ноги. И начинал на всех внимательно смотреть и кивать, в каком-то знаком ритме…. Может в этом: любит - не любит, любит - не любит.

Вообщем, вот такое происходило. Я вначале  думал, что поехала у меня крыша, но смотрю, да, нет, в  остальном всё в порядке, нет  никаких сдвигов.  Он был дежурным в нашем  старинном  японском    отельчике, где надо было стараться  соблюдать японские правила поведения, чаепития, обращения, поклонов, киваний и всего другого. Он нас и принял в отеле, когда мы приехали с аэропорта. Одно мне не понравилось тогда, он скользящим движением сухой руки прикоснулся к тому месту моей  рубашки, под которым был некрасивый шрам,  от когда-то, посланной в это место пули. Которая измучила, но не убила меня физически. А позже, этот некрасивый шрам даже стал памятью для меня, когда я смотрел на него, приходила сладкая боль, и запах листьев, которые жгут на улицах осенью. И становилось легче жить, потому что с этих запахом возвращалась она, которая по ночам рассматривала со мной картину «Слепой шарманщик», а потом плакала, а потом засыпала, и дыхание её было почти не слышным. Откуда японец  знал, что шрам находится именно в этом месте и коснулся рубашки именно здесь. И после этого шрам заскулил, как маленькая  одинокая собачонка у двери. Вот всё это мне не понравилось, я не то что забыл об этом потом, нет, просто подумал, ну, не случайно коснулся, я в случайности слабо верю, но даже, если знал он про этот шрам, ну и фиг с ним. Зачем мне во всём этом разбираться. У меня есть одно главное разбирательство в жизни, и я с  ним живу, от него дышу, до тех пор, пока Бог меня не отправит туда, куда я сам хотел пойти, но видно, тогда ещё было не время. Когда японец скользил над полом, шрам начинал тихонько и не больно гудеть, как далёкий звук автомобиля в горах, или слабое жужжание пчелы на лепестке.  Так что японец этот был совсем не простым, а со всякой закавыкой. И когда он  смотрел на меня, снизу или в обычной позе, глаза его были совершено зелёные, как его кимоно, и жалостливые.  Я думал, для чего он   мне это кружение показывает, по-японски намекает, что, мол, жизнь перевернулась с ног на голову, так я это и так знаю. Наверное, ещё что-то хотел сказать, а я не понимал. А когда он говорил с другими, глаза его были чёрными и бесстрастными. Однажды я вернулся после японской бани при этой гостинничке, где я до упора напрыгался из кадок с горячей водой в холодную и обратно. И весь внутри светился натянутостью нервов, сухожилий, костей, мышц. И вот, я подхожу после бани  взять у него зелёного чая, киваю, а когда поднимаю голову, он смотрит на меня, и говорит по-английски, мол, ты скоро уезжаешь, и я хочу тебе кое-что показать. И он протягивает руку и еле-еле прикасается через моё кимоно к шраму.

Я стал потягивать чай, стоя, а он начал говорить.

- Но до того как мы пойдём, я расскажу тебе историю. Пришёл один человек в мир к нам, потому что Главный Судья его избрал. Он хотел, чтобы  человек рассказал о Нём, что Он не только Судья, но  что Он ещё любит всё, к чему прикасается и всё что видит. А видел Он всё, и мог прикасаться ко всему. И для этого Судья внёс в этого человека Божественную сущность и тому стало всё понятно и видно, как и Тому, кто Его послал. И от величайшего понимания всего вокруг, невероятно страдала душа его, и  однажды Он сказал: «Душа моя страдает  безмерно!». Душа была человеческой, а понимал Он, как Бог Судья. И вот однажды он сидел на камне и веточкой маслины писал на песке какие-то слова. А к нему подвели путану, и говорят: По нашему закону она заслуживает побивания камнями. Одобряешь ли ты это?  А Он, не отрываясь от писания на песке, говорит: Кто из вас без  греха, бросьте в неё камень… И все разошлись, никто не бросил, потому что все были в грехе и знали это. Но это было давно. Знаешь, что произошло потом, когда история повторилась. Все подняли камни и бросили в неё. И убили её. Ибо мы уже не знали, что есть грех. Грязь и кровь на нас, но мы этого не знаем. Нас убедили, что мы чистые и праведные, а мы идём по земле, оставляя кровавые следы, но думаем, что мы идём за Богом.
-  И куда мы придём…
- Никуда…  Говорю тебе: Мы идём в никуда… А сейчас ты иди за мной…
И вот мы вышли, он взял огромный крен влево, потом снова влево, и мы вонзились в пахнущую рыбой узенькую улицу. И идём, и он, пожевав губами, говорит снова по-английски:  Сейчас ты её увидишь…
Я знал, случится что-то похожее. И идём мы дальше, и вот стена некрашеная белая и на фоне её она стоит. Потом поворачивает голову и смотрит на меня. А японец отодвинулся. И я боюсь к ней приблизиться. А она манит рукой тонкой своей, но когда сделал я пару шагов вперёд, она остановила меня знаком ладони своей узкой. И я говорю, сегодня почти семь лет прошло, как ты уехала от меня. Она молчит, и только головой своей распрекрасной кивнула. Я стою, и чувствую, как будто её пальцы стали гладить мой шрам. Господи, и запахло лесной земляникой, как тогда, когда я маленьким упал в земляничные кусты, и вдыхал этот запах на всю жизнь. И так продолжалось, не знаю сколько, а потом она кивнула, и последний раз почувствовал я, что гладят мой шрам, и она стала становиться меньше, и стена эта некрашеная белая, стала   становиться меньше. Вот и всё. Японец был рядом. Мы оба были в кимоно, и была узкая, как дорога к смерти, улица. И он отвернулся от меня, и тихо говорит: Да, я знаю про это. Она убила себя, и ты тоже хотел, но вернулся. Я знаю несколько человеческих тайн, и храню их. Говорю тебе: Ничего не уходит, всё только приходит, а всё что уходит, потом возвращается. Мы только его часто не узнаём. Но её ты узнаешь. Потому что вы очень сильно совпали с ней… Ты написал рассказ  о том, как стоял с ней  по ночам у картины «Слепой шарманщик», и это коснулось того, что вложил в меня Бог. И я устроил тебе это свидание.  Я один из тех на земле, которые были в стране тайн, и на время вернулись сюда. У меня тоже здесь есть дело… Я хочу прокружиться с живущей женщиной, прокружиться всего один раз, возле императорского сада, у озера, где всегда плавает одинокий и не очень чистый лебедь…  А ты скоро уже улетишь, только ты не просто улетишь, а возвратишься в свою судьбу… За каждую любовь приходится мучаться, а за эту любовь, ты с ней получил  награду. Потому что многие уже говорили, будто это всё у людей исчезло, почти… А меня вспоминай только тогда, когда будешь вспоминать о тайнах… А я никто… Я только маленькая часть большой тайны… Помни, ты никогда никуда не уходишь, ты идёшь по кругу и останавливаешься у знакомого дома, и стучишься… Тебе открывают, а это, оказывается, открыло тебе дверь  твоё сердце  и ты сам себя встречаешь, и поднимаешь кверху фонарик, чтобы чуть-чуть осветить всё вокруг.
Так и случилось. Спустя несколько дней мы улетали. Перед отъездом японец в зелёном кимоно прошептал мне на прощание: Время кружения кончилось, теперь нам нужно просто идти…
За самолётом тянулись белые нити. Небо поглощало нас и несло  к самим себе. А мой шрам, стал шелестеть. Это был гортанный шёпот сожженных листьев.
 

ЯПОНЕЦ В ЗЕЛЁНОМ КИМОНО
Майкл Моргулис (США) 

Форма входа

Календарь новостей
«  Январь 2023  »
ПнВтСрЧтПтСбВс
      1
2345678
9101112131415
16171819202122
23242526272829
3031

Поиск

Друзья сайта


Праздники сегодня и завтра:
Статистика

Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0

IP


Copyright BRILLIANCE HOUSE © 2023
Сайт управляется системой uCoz